Сон


Сквозь утреннюю прохладу прорвался вестник дня – первый луч солнца. Я проснулся мгновенно, сел на росистую траву, застегнул пряжку ремня. Огляделся вокруг. Огонь костра потух, только тонкая струйка дыма ползет вверх медленно и лениво. Вокруг разбросаны остатки нашего вчерашнего пира: разбитый бочонок из-под эля, обглоданные кости животных, на дереве висят коротенькие пропаленные штаны. Славно вчера погуляли!

Вокруг просыпаются мои братья. Мы – бойцы Огненного Бога, и гордимся этим! Один только Возрожденный, наш гном, мирно посапывает под ягодным кустом. Я вспомнил, как после пятого литра эля он доказывал, что и сам монах огня, для этого танцевал вокруг костра и лез в огонь, где и пропалили штаны, и сжег кончик бороды. Взглядом нашел Звенигора, наверное, он вернулся уже под утро. Несколько дней назад вождь послал его На Остров Фантазий с секретным заданием.
Мы с братьями праздновали не зря. Вчера отправились на охоту и разорили поселение людей-крафтеров. Один гном сказал нам, что у них встречается замечательное оружие и дорогие вещи, награбленные ими у неудачливых путников. Правда, ни золота, ни ценных вещей мы у них не нашли, кроме конечно этого бочонка замечательного эля, ну и Возрожденный выковырнул у одного из убитых какое-то лезвие от клинка. Вождь взвесил его в руке и сказал, что оно не к черту не годиться, никакого баланса. Но запасливый гном ответил, что это не сам меч, а только заготовка для него. Он завернул еще не слишком острый клинок в древесную кору и спрятал в свой бездонный заплечный мешок.

Из под сводов замка показался Граф, вождь нашего клана. Он огромен, мало кто может сравниться с ним силой. Я сам, еще в молодости видел, как он ударами кулака свалили огромного медведя, который неделю терроризировал всю округу, не давал детям и женщинам собирать ягоды, а юным воинам ловить рыбу. Граф – прирожденный лидер, после нескольких его слов хочется идти за ним хоть на край земли и сражаться во имя общей цели. Он твердой рукой управляет кланом, мы любим и уважаем его, любой из клана готов погибнуть, но исполнить его приказ.
Граф вскинул руку в приветственном жесте. Мы все поднялись на ноги и тоже приветствовали его криками.
- Я представлю Вам нового члена нашего клана, - сказал он, - это – Мозоль! Прошу любить и защищать, в маленьком его теле живет благородная душа!

- Вождь, и мы теперь должны будем с ним нянчиться?, - громко спросил Газалекнтий.
- Он хороший лекарь и маг, - сказал вождь. Мы поняли, что он сказал свое окончательное слово, спорить теперь бесполезно и разошлись по своим делам.

Вечером вождь отозвал меня в сторону. Рядом с ним стоял Мозоль и Звенигор – наш ветеран, покрытый шрамами многих битв, он верный слуга Огненного Бога. Думаю Звенигор – единственный кто смог бы некоторое время выстоять в открытом бою против нашего лидера.
Вождь сказал, что мы с Мозолем должны отправиться на развалины старого леса и узнать, кто сейчас его населяет, и есть ли там чем поживиться для клана. Звенигор, сказал он, проведет нас до порога, но сам отправиться дальше по другому заданию.
На следующий день мы с Мозолем и Звенигором были уже в Средеземноморье. Оттуда вышли рано утром, решили не заходить на пристань, а пойти напрямую, Я никогда не ходил по этой дороге, Звенигор был в этих краях, но ходил только по дорогам, никаких тайных троп не знал. Тут нам на помощь пришол Мозоль, он сказала, что знает сокращенный путь. Мы отправились по дороге на север. Почему-то неспокойно было на душе, точно духота перед грозой сгущалась в воздухе. Меня поразила тишина и безлюдье царящие вокруг. Конечно, места через которые мы шли, считаются довольно опасными, но всегда найдутся смелые воины или могущественные маги, которые отправятся в путь, не побоявшись трудностей, да и предприимчивые торговцы обычно путешествуют, невзирая на все опасности пути.
Мои опасения подтвердились, когда мы дошли до развилки дороги. Дикий, полный злости крик разнесся над холмами. Я выхватил клинки и развернулся. Граф сильно толкнул меня к груде камней, лежащей недалеко. Мозоль тут же последовал нашему примеру, упал рядом. Я не понял, почему, и пытался сопротивляться, но сильная рука моего старшего товарища крепко вжала меня в холодные объятия камней и не давала подняться. Злобный крик повторился, тут я почувствовал мощные завихрения воздуха, прямо над головой пронеслось что-то огромное. Наконец я смог поднять голову и посмотреть в след. Маленькие, горящие красным лютым огнем и ненавистью ко всему живому, глазки на длинной змеиной шее, мощное тело с огромными когтями на лапах, широко развернутые крылья.

Я выхватил свой лук и потянулся к колчану со стрелами, у меня отличный лук. Я забрал его у убитого мною эльфа, который приехал в Утес и убивал малышей вокруг мирного поселения, мы с друзьями долго выслеживали его, и в конце, мой клинок положил конец его никчемному существованию. Одежду и вещи убитого я отдал молодым , которым он принес много страданий, а себе оставил лишь этот лук, только поменял на нем тетиву, порванную в бою, на новую, из крепких медвежьих жил.
Звенигор толкнул в плечо, сбивая прицел и жестом приказал лечь. Чудовище оглянулось в полете, но, видимо не заметив нас, пронеслось дальше. Через несколько минут Звенигор разрешил нам подняться.

Мы, даже втроем не справились бы с ним!, - сказал он, - сначала выполни задание вождя, Возрожденный, а потом можешь охоться сколько захочешь!
- Это был дракон? – спросил Мозоль, на его лице не было заметно следа страха, хотя даже меня, при всем презрении к смерти слега начала бить дрожь. Со мной всегда так. Я не боюсь опасности и смерти. До боя или опасности я спокоен и сосредоточен, во время испытания меня охватывает боевое безумие, мне некогда раздумывать или волноваться, я просто делаю свое дело. Но после того как все закончено, приходит дрожь, иногда братья смеются с меня, но ничего поделать с этим я не могу.
- Да это дитя Онли, - ответил Звенигор, - выродившийся, измельчавший далекий его потомок. Если бы мы встретили настоящего дракона, вряд ли бы мы могли сейчас разговаривать.


Следующий день и часть ночи мы шли, практически молча, каждый думал о своем. Переночевали спокойно, за рекой, за теплыми летними водами которой начинались владения Древнейших. Точнее бывшие владения… В этом мы убедились утром, когда переплыли реку. Эльфы, в настоящее время, контролируют совсем небольшую территорию, вокруг своей деревни. Слишком много крови они потеряли в многочисленных войнах, слишком много древнейших и могущественных родов погибли или выродились. Говорят только один из них бродит вокруг поселения, преследует и выслеживает убийц. Вокруг лежат поля былых боев. Только пауки бродят по пустынным полям. Кое-где встречаются ржавые части доспехов или шлемов или из-под груды камней подмигивает человеческий череп. На нас бросились несколько каких-то призрачных теней, они не смогли нам принести существенного вреда, наше оружие быстро рассеивало их призрачные структуры. Мы расспросили у Звенигора, что это за существа. Он рассказал, что в древности лучшие из эльфийских воинов становились стражами, они клялись защищать материнское дерево и эльфийский род до смерти и после её. В бесконечных войнах древности они все погибли, но духи так и остались сторожить места в месте их последнего боя. У них осталась лишь сотая доля их былых сил, и они разучились отличать друзей Дерева от его врагов и нападают на всех, проходящих путников.
Весь день мы шли через этот, в прошлом величественный край, раньше здесь, вокруг мирового дерева, была столица эльфийских родов. Развалины древнейшего города окружали нас. В деревню мы заходить не стали. Звенигор сказал, что оставшиеся эльфы достаточно подозрительно и не слишком приветливо относятся к представителям других рас, они понимаю, что если вспыхнет новая война, то им малочисленным и разобщенным уже не выжить…
Под вечер мы наконец-то дошли до места назначения и остановились на ночлег, решив, что внутрь крепости пойдем утром. Эта эльфийская крепость была последним рубежом эльфов, после которого враги могли уничтожить мировое дерево и положить окончание существованию Светлейших. Защитники крепости погибли все до единого, но выполнили свое предназначение, остановили грандиозную армию людей, которых темные предательством и обманом направили на уничтожение эльфов. И нападающие, и защитники погибли в этой грандиозной сечи. Люди прорвались внутрь крепости, но там их на каждом шагу ждали выжившие защитники или магические ловушки эльфов. Из ворвавшихся внутрь тысяч человеческих воинов выжили и выбрались наружу несколько десятков, но они не могли уже толком рассказать, что там произошло. С тех пор крепость была заброшена. Никто не рискнул войти в нее, чтобы похоронить убитых и очистить ее от древних проклятий. Только трусливые и нелюдимые человекообразные крысы решились поселиться внутри. Оттуда они иногда совершают вылазки, чтобы украсть что-то или напасть на одинокого путника.


Развели костер. Звенигор не пойдет с нами внутрь, его ждет другое задание Графа, он приготовил еду и уснул. Только мы с Мозолем должны будем узнать, кто поселился внутри древнего форпоста, и что ценного там храниться. Он сидел, склонив голову, и думал, возможно, о судьбе своих древних предков, которые ценой собственных жизней дали возможность на существование других. Я готовился к битве, заплетал косу, медитировал, пытаясь найти какую ни будь подсказку от Огненного Бога. Рассвет заставил себя ждать, казалось, ночь длиться бесконечно. Ближе к утру проснулся Звенигор, он кивнул мне, что он будет охранять. С первыми лучами солнца я поднялся. Когда ушел Звенигор я не заметил, хотя дремал чутко, не даром он лучший наш разведчик. Мозоль спать, похоже, не ложилася, такой же спокойный и неподвижный при свете дня, как и под лунными лучами.

Мы вошли внутрь в арку оставшуюся от огромных ворот, самих деревянных створок время не пощадило. Внутри крепости, в отличие от всех остальных руин и подземелий, тепло и сухо. Время мало повлияло на внутренне содержание. На стенах и полах орнамент из мозаки, несколько чуждый для простого взора. Основные темы узора - деревья, изредка животные или просто хитросплетение цветов и линий. Широкие проходы периодически резко сужаются, так, что два бойца с трудом пройдут плечом к плечу. Это сделано для того, чтобы пять-шесть защитников могли очень долго сдерживать натиск наступающих.
Едва мы прошли через ворота, послышался топот, навстречу выскочили четверо низкорослых орков. Грубые лица, простая одежда и дешевое оружие выдали в них одичавших обитателей степей. После того, как основная часть оркской знати, после поражений в битвах с людьми отступила на защищенное плато в скалах, многие из оркских племен осталось на равнинах Леса. Они пытались остановить наступление людей, но не могли сдерживать их многочисленные волны. Постоянная жизнь в условиях войны и кочевая жизнь под давлением людей заставила их потерять остатки культуры и письменности, они разучились ковать железо и строить корабли. Некоторые, даже, забыли секрет огня, и стали питаться сырым мясом.
- Моя добыча! – с сильным акцентом проревел самый высокий из них, хотя даже он едва доставал мне до плеча.
- Стойте! Я не буду с вами драться! – я постарался, чтобы мой голос прозвучал громко и властно.
- Убивать! – прорычал старший и они вчетвером двинулись в мою сторону.

Видит Огненный Бог, я не хотел их убивать, все-таки, хоть и дикари, но они напрасились. Но я должен был защитить молодого Мозоля, и самому остаться в живых, чтобы выполнить приказ Графа! Из-за перевязи на спине я выхватил свое оружие. У меня – замечательное оружие, две сабли узкие и наточенные, до острия бритв, сделанные добротно и мощно без лишних кривых модов или украшений, но с удобными гардами, защищающими запястья. Многие говорят, что гномы не способны фехтовать двумя мечами и что это исключительно древнее эльфийское мастерство. Пусть те, кто это говорят, выйдут против меня на честный поединок, я докажу обратное!
Первый удар отразил удар их старшего, вторая сацензура в этот момент перерезала горло нападающему слева, шаг назад. Удар, еще удар. Выпад. Все окончено… Окровавленные оркские туши гулко ударяются об землю. Они не смогли даже задеть меня, единственный удар их вожака слегка скользнул по шипу бронзовой брони. Мозоль в этот момент стояла сзади, он вытянул руки в каком то жесте, но, видимо, боевое заклинание произнести не успел. Я наклонился и обыскал карманы. Видимо, это был отряд мароеров, они, наверное, хотели поживиться древними эльфийскими сокровищами, но встретили отпор и вернулись назад, в надежде найти более легкую добычу. Несколько монет. Дрянное оружие не достойно того, чтобы забрать себе. Идем дальше.
Следующая комната пуста. Несколько шагов и попадаем в широкую залу. По центру – пересохший фонтан. Вокруг него несколько убитых орков, ясно, что сородичей тех, встреченных на входе. Кто их убийца? Сделав несколько шагов я это узнал… С каменных плит пола стали подниматься человеческие скелеты, а из стен показались призрачные защитники, с настоящими мечами в руках. Я крикнул Мозолю, чтобы он не входил в зал, и прыгнул вперед. Первый скелет не успел даже подняться, но пяток других бросился на меня. Кровь закипает в жилах. Я уворачиваюсь от ударов и рублю во все стороны. Клинки с легкостью прорубывают кости, не защищенные броней. Призрачные тела стражей с легким шипением, как перистые облачка под дыханием ураганного ветра, рассыпаются после моих ударов. Битва происходит в тишине, слышится только шорох костей и мое хриплое дыхание.

Чувствую, как внезапно повышаются силы, появляется легкость во всем теле, это чувство не похоже на обычную ярость, боевое безумие. Оглянулся, да, так и есть. Мозоль стоит, вскинув руки, и шепчет что-то на древнем языке. Сияние срывается с его рук и переносит мне силы и бодрость. Мгновенно поплатился за свое любопытство, меч призрака рассекает мышцу на спине. Я сбиваю его на пол, ногой отталкиваю навалившегося вплотную скелета. Вижу боковым зрением движение, один из скелетов, увидев магию Мозоля, бросается на него. Бегу следом, догоняю, сбиваю с ног и крошу его черепушку, пока он не успел, со своим ржавым молотком, добраться до него. Добиваю оставшихся.
Мозоль подходит ко мне ближе, поднимает свою руку и проводит по ране на спине. Тут же чувствую, как поток крови замирает, будто тело всасывает ее внутрь, рана начинает стягивать спину и закрывается. Травма прошла....



Почему мертвецы бросаются на нас? – спросил я.
- Видимо это скелеты убитых наступающих людей, их ненависть к эльфам была настолько сильна, что и после смерти они продолжают битву с призраками эльфийских воителей. Только наше появление заставило их на время забыть о вражде и напасть на чужаков.
Да, видимо она права. Вижу медленное движение, мною разрубленные кости начинают медленно двигаться, стремясь объединиться в одно целое.
- Идем дальше! - говорю я.

Мы перебегаем в следующую комнату, в последнее мгновение ближайший из разрушенных скелетов собирается снова в одно целое, поднимается на ноги и бросается к нам. Одним взмахом подрубаю ему ноги и пинком отбрасываю далеко в сторону, теперь не скоро соберется!
В следующей зале вижу, как из-за колонны заостренная мордочка с усиками высовывается из-за колонны и, заметив меня, мгновенно отдергивается обратно. Со всех сторон снова бросается нежить, скелеты вперемешку с призраками. Я уже ожидаю их, поэтому разгоняю всю стаю без особого труда. Один из них, стоящий в стороне и почему-то не кинувшийся вместе со всеми в бой, вдруг рассыпается, словно взорванный изнутри. Видимо, это Мозоль применил одну из своих боевых магических умений. Хорошо, молодец, не совсем ты и бесполезен, как оказывается!
Идем дальше и натыкаемся на засаду.
Люди-крысы не потерпят чужаков в своих владениях. Сгорбленные спины, длинные нетерпеливо движущиеся из стороны в сторону хвосты, одеты в рванье, отдаленно напоминающее одежду, наверное, снимают ее с убитых. В лапах сжимают ножи или металлические пруты, у некоторых обломки мечей. Их довольно много, больше десятка. Мозоль держится за спиной я рад, что он сообразителен. Пока он стоит между моей спиной и стеной, ему не должно ничего угрожать. Крысы с писками бросаются мне на встречу. Начинаю битву. Хвостики и кусочки лапок отлетают в стороны. Хитрые и противные мордочки внушают непримиримое отношение, хочется разогнать эту пакость навсегда. Чувствую, как красная пелена падает на глаза, ярость заставляет рычать и плеваться пеной. Мысли уходят, остается лишь жажда боя и крови. Крысы разлетаются в стороны, не могут даже приблизиться на расстояние удара. После очередного удара несколько оставшихся в живых крыс бросаются на утек. Несколько секунд преследую одну из них, добиваю в спину. Оборачиваюсь в поисках противников, вокруг никого нет, кроме Мозоля. Он снова лечит мне несколько порезов.

Идем дальше в поисках того, за чем нас послали. Проходим несколько развилок. Движемся не по каким-то осмысленным признакам, а туда, куда ведет нас предчувствие. Так меня учил Звенигор, если не знаешь, что точно тебе нужно, или куда идти – полагайся на удачу. И он оказался прав. Пройдя несколько коридоров и поднявшись по длинному наклонному пандусу на этаж выше, мы взошли на балкон. Сверху увидели тронный зал, наполненный странными красными существами. Рога, крылья, ярко красный цвет тела и сильный запах серы. Видимо, это существа не из нашего мира, а с нижних планов. Иногда могущественные маги и шаманы открывают врата в другие миры и приводят оттуда невиданных существ, которые становятся их рабами или помощниками, ну а при случае и съедают вызвавшего их. Среди этих существ явно выделяется одно, тоже летающее, размером крупнее своих сородичей. Оно сжимает в руках огромный трезубец и сидит на большой груде серебра. Откуда они взялись? Может столетия назад эльфы, защищающие крепость привели их на помощь, а может они сами пришли в этот мир, почуяв запах крови, боли и страданий. Кто знает, откуда они, но главное выдворить их отсюда или уничтожить, пока чья то злая воля не захватила их разум и не направила их чужеродную злобу на дома и семьи мирных обитателей городов и поселений

Мы узнали то, зачем посылал нас Граф. Здесь есть враги, и у них есть добыча! Вдвоем с Мозолем мы не справимся, нужно возвращаться к братьям. Мы осторожно начинаем спускаться с балкона. Внизу, под лестницей мелькает тень, но исчезает в сумраке. Хочу преследовать, но Мозоль кивает на выход, что не стоит отвлекаться. Бежим по коридору, стараемся двигаться максимально тихо, чтобы не привлечь внимание чужеродных тварей звуком шагов или лязгом оружия. Сзади, из прохода выскальзывает человекообразная крыса, она с громким писком несется в нашу сторону, а сзади за ней гонится красный демон с огромным копьем. Заметив нас, он громко ревет и бросается в бой. Вот вам и крысы, не обладая достаточной силой убить нас, они проявили достаточно хитрости, чтобы привлечь к нам внимание демонов, а потом полакомиться нашими остатками! Сражаюсь с демоном, он довольно серьезный противник, не чета скелетам или людям-крысам. Пока я его убил, он умудрился несколько раз ранить меня копьем, к счастью не самим острием, а слега по касательной тупой часть своего оружия. Убив его, разворачиваюсь, и мы бежим с Омелой дальше.
На крик демона из зала выскакивают, и гоняться за нами еще несколько его сородичей. Бежим уже не таясь со всех ног, спасая свои жизни. Поворот, еще поворот. Мозоль тянет влево, но я грубо дергаю его в правую сторону. Еще поворот, и я понял свою ошибку. Мы в тупике. Это небольшая каморка, с единственным входом, видимо бывшие хозяева крепости хранили здесь еду или припасы. Делать нечего, удача подвела меня на этот раз, нужно биться. Из-за угла появляются преследователи. Сабли со свистом рассекают воздух, разрубают первого из преследователей. Остальные трое осмотрительнее они вытягивают острия копий вперед и пытаются оттеснить меня в угол, где не будет места для замаха клинком, копья-трезубцы отличное оружие дальнего боя, не дают мне даже подойти на расстояние удара. Мозоль из-за спины шепчет заклятье, ледяной шар бьется в одного из врагов, отбрасывает его назад, но не убивает, тварь ошарашено трясет головой и вновь поднимается в воздух с помощью крыльев за спиной. Это дает мне на мгновение возможность броситься на поредевшие копья врагов, отталкиваю одно копье саблей, второе бьет мне в бок, но попадает по бронзе. Начинаю рубить врагов в упор, они живучие, сабли с огромной скоростью оставляют на их теле порезы, но они не падают, а продолжают биться. Мои губы начинают шептать слова древнего заклинания. Еще на заре веков, когда великий Голос только создал нас, он дал нам часть своей огненной крови. С тех пор, если ярость и ненависть в бою позволяет нам зажигать свои клинки звездным светом. Обе сабли вспыхнули ярко-синим пламенем. Брызги голубого огня отразились от мозаики стен и упали на пол, каждый удар теперь не оставлял порезов а насквозь разрезал мышцы и кости, рубил металл копий. Все смешалось на несколько секунд, синие вспышки света, красные крылья демонов, мой боевой крик и писк любопытных крыс за углом, потом останки врагов осели на пол. Мозоль вскинул свои руки в уже знакомом жесте лечения, израненное тело почувствовало каплю облегчения. Я схватил его за руку и просто потащил дальше. Мы выбежали из тупика, наверное, такой окровавленный и злобный, я сам сейчас напоминал демона, любопытные люди-крысы в ужасе бросились врассыпную. Они больше не хотели добычи, им оставалось лишь только спасти свои никчемные жизни.


Было не легко, в боку я почувствовал жгучую боль до невыносимости жгучую, вот вот вот и я потерял сознания... Очнувшись я увидел как я лежу рядом с костром и мои латы раскалены от костра именно в том боку что ближе к костру, этот Эль.... я пришел в себя и понял что это был очередной сон.

  • Группа: Клан
  • ICQ:
905 905 905
Мне понравилось, побольше бы таких рассказов.

  • Группа: Администраторы
  • ICQ:
Благадарю

--------------------
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.